Можно ли делать третье кесарево сечение




Если врач услышит, что это будет уже третье кесарево, то у него брови взлетят под потолок. Мало кто соглашается пройти эту операцию третий раз, обычно двух хватает выше крыши. А доктора уже во время родов предлагают сделать стерилизацию, чтобы избежать следующей беременности, потому что риск у третьего кесарева сечения просто огромен, да и сама беременность после двух операций уже будет нездоровой. Некоторых это, конечно, не останавливает, и на третье кесарево, и на четвертое пойдут ради детей. Но стоит ли?

Третье кесарево сечение: риски и последствия

Третье кесарево сечение – риск и осложнения

Третье кесарево сечение – это риск, причем, огромный. И любой врач обязательно предупредит о том, что добровольно соглашаться на такое можно только в том случае, если не дорого здоровье и собственная жизнь. И даже самые лучшие акушеры не в силах предотвратить большинство последствий третьего кесарева сечения, потому что организм после двух операций будет совершенно непредсказуем.


Осложнения у третьего кесарева могут быть следующие: ранение кишечной области и мочевого пузыря, деформация органов малого таза, смещение или перфорация близлежащих органов. Образование спаек в районе рубцевания, неконтролируемое и не останавливаемое кровотечение, необходимость ампутации матки, гипоксия плода, в связи с тем, что наркоз придется делать более длительным.

Когда можно делать третье кесарево сечение

Если по каким-то причинам принципиально важна третья беременность, и уже первые две показали, что операции не избежать (например, существуют хронические заболевания, при которых естественные роды невозможны), то планировать ее необходимо только после того, как пройдет полное восстановление организма. Первое вмешательство не дается даром, второе – тем более. Реабилитационный период будет длиться достаточно долго, поэтому перед третьим кесаревым сечением и беременностью следует сделать серьезный перерыв, а само ведение процесса поручить действительно хорошим медикам, которые будут постоянно и внимательно отслеживать течение гестации. На полное восстановление организма перед следующей беременностью требуется не менее трех лет с момента предыдущего вмешательства, поэтому лучше, если в течение этого времени супруги будут тщательно предохраняться. Некоторые особо прогрессивные пары даже поступают следующим образом – делают стерилизацию, а затем, через некоторое время, проводят процедуру искусственного оплодотворения, чтобы избежать риска беременности до окончания реабилитационного срока. Тем более, что при планировании последующей беременности, которая завершится третьим кесаревым сечением, риск увеличивается в разы, если между двумя детьми будет сделан хотя бы один аборт.


Источник: love-mother.ru

В детстве я искренне верила, что, когда вырасту, у меня будет трое детей. Но это в детстве. А после рождения своего первого ребенка я долгое время была уверена, что он будет моим единственным ребенком — настолько тяжело он мне дался. Но все-таки, спустя 6 лет я родила дочку. Об этом я писала в рассказе «Мои два кесаревых: Зайчик-Степашка и Медведь-ворчун: кто следующий?»

Если честно, вопрос в названии рассказа был чисто риторический, я тогда не думала ни о каком следующем ребенке. План был выполнен, есть сын и дочь — все здоровы и счастливы. Жизнь крутилась по схеме: работа — школа — садик — музыкалка — танцы — английский-бассейн: успевай только состыковывать расписание, встречать, провожать, забирать. И вдруг, нежданно-негаданно, «идея третьего ребенка» всплыла. Где бы вы думали? В самом сказочном уголке земли, в Тереме Деда Мороза.

«Посмотрите в это волшебное зеркало, загадайте желание, и оно непременно сбудется», — сказала помощница Деда Мороза. Ну, я и посмотрела. И загадала «приехать сюда еще раз, с тремя детьми». В следующую секунду, когда эта фраза дошла до моего сознания, я обомлела и оглянулась по сторонам: «Это вообще-то я или не я подумала? Или кто-то рядом произнес?»


«Ты сама-то понимаешь, что это смертельный риск? Ты детей сиротами хочешь оставить?» — почти кричала на меня участковый гинеколог. Зря я решила с ней посоветоваться. Пойду лучше к хирургу, которая резала меня два раза.

«А почему нельзя? Конечно можно, если так уж хочется!» — ее спокойствие меня несколько шокировало. «Но ведь у меня уже два КС», — на всякий случай еще раз уточнила я. «Ну и что, ты ж один раз уже выносила с рубцом, значит, еще раз можешь выносить». «Но у меня еще и резус отрицательный, а у мужа — положительный». «Но в прошлые разы ведь не было конфликта, почему сейчас-то он должен быть?» Я, почти в шоке от ее ответов, начала вспоминать, что же еще меня настораживало в моих раздумьях на тему «Быть или не быть?». Ах, да. «Но у меня еще и возраст». Хирург как-то непонятно-напряженно стала всматриваться в мое лицо. «А сколько тебе?» Ну, думаю, все, приплыли, сейчас скажет, что мышцы стали неэластичные и резать уже нельзя (вот какая только дурь в голову не придёт!). «Тридцать семь», — еле слышно произнесла я. «Что? Это разве возраст? Не морочь мне голову, иди, беременей уже».


Первый шаг на пути «быть» был сделан. Но, получив такое благословение, я почему-то струсила. И привычное уже в последние месяцы раздумье на тему «Быть или не быть» разбушевалось в моем мозгу с новой силой, причем доводов в пользу «не быть» было явно больше. Но я подумала, что обследоваться и сдать всевозможные анализы всё равно не помешает, вдруг куча инфекций обнаружится (я периодически лечилась то от одной, то от другой, имея хронический правосторонний аднексит). Не тут-то было. «Все у вас хорошо, можно беременеть», — прозвучал вердикт врача в отделении планирования беременности перинатального центра. Вот это да! Это был второй шаг.

Оставалось сделать самый ответственный — третий, т.е. забеременеть. В первый же месяц не получилось. «Может, вот он — знак, что не надо этого делать», — мучила меня мысль. Ладно, еще разок попробую и отступлюсь с чистой совестью. Прошло чуть больше месяца, и вот они — две полоски. Видимо, малыш понял, что это его последний шанс.

Вот так, своими руками, что называется, сломала я себе относительно спокойную беззаботную жизнь в среднестатистической семье с двумя детьми.

«Кого так сильно ждем — мальчика или девочку?» — спрашивала узистка, узнав, что намечается третье КС. «Нам все равно, у нас и мальчик, и девочка уже есть», — отвечала я. «И при этом вам еще один понадобился? Вы знаете, какому риску себя подвергаете? Ради чего?» Вот, все настроение испортила. Конечно, знаю.


К моему удивлению, врач в ЖК, куда я встала на учет, не читала мне никаких нотаций, вела мою беременность под девизом «Чему быть — того не миновать». В её практике я была не первая, собирающаяся на третье КС, и предыдущая история закончилась благополучно, поэтому и меня она настраивала на такой же исход.

В Интернете я прочитала, что беременность в случае третьего КС ведут более внимательно, чаще делают УЗИ и т.п. В моем случае это не подтвердилось. На прием я ходила с той же периодичностью, что и в предыдущие разы, УЗИ делала 3 раза, как обычно: в 12, 22, 32 недели и уже перед самой операцией в роддоме.

Эта беременность была самой легкой. Если в первую беременность я попадала в патологию два раза, во вторую — один, то в третий раз — ноль. Не было ни одного плохого анализа, в том числе, и на резус-конфликт анализ был отрицательный. УЗИ показывало, что все в норме. Я до сих пор удивляюсь этому, ведь в народе бытует мнение, что с возрастом беременность переносится тяжелее. Я не оберегала себя больше, чем в прошлые разы, даже, может быть и меньше — с двумя-то детьми некогда себя беречь. Мы даже осуществили запланированное путешествие на машине по Скандинавии. И еще круче — сходили со старшим сыном в поход с ночевкой в палатке. Как говорится, провели летние каникулы на славу.


Потом я еще работала, как и положено, до 30 недель, даже чуть больше. В 33 недели позвонила хирургу, чтобы «навести мосты». Она нисколько не удивилась моему звонку, похоже, даже ждала его: «Позвони мне в 36 недель, на 37 ляжешь». Я, конечно, читала, что на третье КС в 37 недель обязательно госпитализируют, но сама к этому не была готова. С одной стороны, конечно, так спокойнее, с другой стороны, хотелось доходить до срока, и делать это в роддоме целых 3 недели не было ни желания, ни особой возможности — жалко было детей так надолго оставлять.

И, видимо, Бог услышал меня. Позвонила в 36 недель. В роддоме шли какие-то «учения», моя хирург «зашивалась», так что мне сказали еще недельку ходить дома. Позвонила в 37. В роддоме оказался бум КС, отделение было забито под завязку, и, узнав, что у меня все в порядке, меня отправили ходить еще неделю. В результате, в отделении я оказалась в 38,5 недель.

Моя врач почему-то думала, что срок у меня должен быть меньше, и сильно так разволновалась, засуетилась, узнав, что уже вот-вот 39. Сразу побежала вместе со мной на УЗИ. Намерили толщину матки в области рубца 3 мм — уф, это норма, истончение считается меньше 2 мм. Констатировали, что плод не страдает, кровоток в норме, и все размеры соответствует сроку. Пощупала на кресле рубец вручную и сказала, что все хорошо, шейка закрыта, и… «А чего торопиться-то?» — я чуть с кресла не упала, я-то уже готова была в операционную бежать. В общем, еще 5 дней я «курортничала» в отдельной палате. Ела, спала и вышивала.


Тем временем у меня взяли кучу анализов, сделали всякую диагностику. В общем, плановое КС готовилось по всем правилам. Операцию сделали 17 декабря 2007 года. В 9.50 дали наркотиком подышать, в 10.05 вынули мою дочечку, в 10.25 закончили. При этом успели еще «убить двух зайцев»: трубы перевязали и отрезали тот самый яичник, который не давал мне спокойно жить последние 15 лет. Делали под общим наркозом, с эпидуралкой наши местные анестезиологи почему-то не дружат.

«Отходняк» прошел нормально, тем более что моя соседка в реанимации оказалась «родной душой» — тоже доцент, тоже кандидат, и работаем мы в одном универе. В общем, устроили мы с ней научную конференцию, и даже молоденькому врачу прочитали лекцию на тему «как защитить диссертацию». Отвели душу, что называется.

Третье кесарево: быть или не быть?С медицинской точки зрения, по сравнению с прошлым разом, было два минуса: первый — сразу после операции не было кровяных выделений, и медсестра с жадностью давила на мой живот так, что я готова была ее придушить, как только встану на ноги. Но соседка по палате рассказала страшилку, что, мол, знает девушку, у которой после КС образовалось внутри много сгустков, которые «пролезли» в матку, и пришлось делать чистку. Я, как только это услышала, практически стала радоваться, когда мне давили на живот. Второй минус: уже на второй день из-за аншлага кесаревых сечений и нехваткой мест в реанимации, меня перевели в послеродовое. Там никто даже не думал помогать подниматься, надо было самой вставать, ходить на уколы и в туалет — кошмар. Все болело так, как будто я пару дней без продыху вагоны разгружала. Врач сказала, что это реакция на наркоз.


Но на третий день уже полегчало, на четвертый я уже носилась по коридору.

Итак, Аринка родилась на сроке 39 недель и 2 дня, 3440 гр, 55 см, 8-9 баллов. Кормить принесли через 8 часов после операции. Потом приносили каждые 3 часа, на четвертые сутки поселили вместе со мной. Арина оказалась еще той прожорой, молока стало не хватать, но я не стала докармливать, поила водой и часто прикладывала к пустой груди. Через сутки молоко пришло, так что мы полностью на ГВ, и я надеюсь, что это надолго.

Швы сняли на седьмые сутки, на восьмые — выписали, как обычно. На выписку приехал муж с детьми — как они радовались, это нечто! Здесь мне хочется отступить немного от темы и сказать, что мне повезло — мои старшие дети Степан и Лида очень привязаны друг к другу, несмотря на разницу в возрасте 6 лет. Они с огромным удовольствием вместе занимаются, играют, придумывают что-то новое, и понятие детской ревности нас обошло стороной. Они с нетерпением ждали появление сестренки. И в роддоме напросились в комнату, где Аришу переодевали на выписку. Оттуда доносились их восторженные возгласы: «Ой, какая она маленькая», «Какая она красивенькая», «А почему у нее личико красненькое», «Она на мою лялю похожа», «А дайте мне ее подержать». C тех пор мои старшие дети во всем мне помогают с младшей и даже спорят иногда за право что-то сделать для Аринки. Вот такая принцесса у нас растет.


В общем, как видите, все прошло успешно. Находясь на стадии разработки своего плана, я практически не надеялась на такой исход. Результат «смертельного риска» мирно посапывает рядом со мной, и нет таких слов, чтобы выразить чувства, которые я испытываю, прижимая к себе мою пухленькую дочечку. Только иногда мне становится страшно — когда я думаю о том, что могла бы выбрать путь «не быть».

Источник: www.7ya.ru

Когда делают кесарево сечение

Лично у меня очень плохое зрение ( -12), при этом есть разрывы на сетчатке. Офтальмологи еще десять лет назад сказали, что мне рожать самой противопоказано – ослепну. У моей сестры зрение -7, но сетчатка в хорошем состоянии, ей разрешили рожать естественным путем.

А вообще существует перечень абсолютных показаний к проведению операции:

  1. Узкий таз.
  2. Рубцовые сужения влагалища.
  3. Опухоли костного таза, миомы шейки, опухоли яичников с локализацией в малом тазе, препятствующие рождению или извлечению плода даже в уменьшенных размерах, рак шейки матки.

  4. Полное предлежание плаценты.
  5. Неполноценный рубец на матке после кесарева сечения или зашитый разрез матки.
  6. Угрожающий разрыв матки.
  7. Прогрессирующая преждевременная отслойка плаценты при неподготовленных родовых путях.
  8. Смерть матери при живом жизнеспособном плоде.
  9. Поперечное положение плода при дородовом излитии околоплодных вод

К относительным показаниям к проведению кесарева сечения относятся кровотечения при беременности и в родах, гестоз, рубец на матке, слабость родовой деятельности, экстрагенитальные заболевания. Решение оперативным путем завершить беременность делается и в тех случаях, когда ребенок внутриутробно страдает гипоксией (нехваткой кислорода), произошло выпадение пуповины, срок беременности после 40 недель.

Планово такая операция проходит, если уже во время беременности установлено, что иначе женщина не сможет разрешиться. Экстренно, когда во время обычных родов происходят внештатные ситуации. Мое третье кесарево сечение в этом плане уникально.

Дата проведения операции была назначена, но ребенок решил выбрать день своего рождения самостоятельно. За день до операции, на рассвете у меня отошли воды. В этот день было ровно 38 недель беременности. Дважды пережившая плановые кесарева сечения, я такого поворота событий не ожидала. Ужас охватил меня, к жизни вернул добрый и бодрый для 5 утра голос моего врача в телефонной трубке: «Все будет хорошо. Выезжаю, скоро буду». Боже, как хорошо, что я легла в роддом за несколько недель до даты родов.

Источник: letidor.ru


Categories: Сечение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.